Дневники команды

  • Архив

    «   Ноябрь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30            

Как я варила кашу...

У нас учебный проект. Почему-то после этой фразы мне, к примеру, должно стать легче. Легче мне должно было стать в 6 часов утра потому, что я иду учиться готовить кашу. Честно признаюсь, я отбивалась и орала. Требовала отпустить меня за недееспособностью, упорно утверждала, что могу только ролы крутить или готовить деликатесы типа дифлопе, лягушачьих лапок и телячьих мозгов. Не помогло.

Сперва пришлось накормить отбывающих в магазин кока и компанию. С бутербродами я худо-бедно справилась. Но предстояло еще приготовить манку человек на 28.

Из двух пакетов молока в холодильнике оказалось два початых. Причем молока – по половине в каждом. Уж я не знаю, кто заправлял себе какаву, но на пакет манки этого было явно маловато.
Короче из расчета два пакета на чайник воды я выдала в кастрюлю чайника два. И как только смесь закипела – принялась высыпать манку. В теории все казалось просто – высыпаешь, помешивая и 10 минут варишь. Но когда пакета ушла ровно половина – каша встала.

Встала в буквальном смысле. Какие там комочки? Каша оказалась одним большим комком.

До завтрака – минут 15. Я припорошила маночный холодец сахаром, перекопала его и поставила новую кастрюлю. Здесь я ошиблась с водой.

Новая порция оказалась жидкая как крепкий чай. Что бы не особо расстраивать голодающих, я так же не стала ее солить и сахарить.

На завтраке испуганные матросы подходили к камбузу с трясущимися руками и явным подозрением. Я забаррикадировалась у плиты и строго интересовалась, что предпочитает жертва: кашу твердую и сладкую, или жидкую и не соленую. По непонятным мне причинам выбирали чаще жидкую, но твердая быстрее кончилась.

Позднее несчастные утверждали, что было очень вкусно, совсем не чувствовался дефицит молока и не было комочков. Но я думаю, они меня просто боялись. Офицерский состав во главе с коком пробовать мое прикладное творчество отказался. Зато не сгорело ничего. Будем считать это плюсом.

© Катя Сехина

***

Видимо мы стали участниками какого-то исторического фильма. Потому что еще с утра всей толпой убирали огнетушители, заклеивали пожарные надписи и переносили за борт шлюпку. А то вот недавно смотрели «Хвост дьявола», так там на марсовой площадке засветился радар.

Киношкники оказались на редкость историчны. Т.е. невзрачны и скромны в одежде. Зато у ихнего режиссера был огромный черный пес, который жался ко всем подряд и категорически отказывался по просьбе Тохи прятаться под баком.

Мы в историческом фильме не участвовали, но лично мне удалось пробраться на катер киношников в качестве сопровождающей собственного фотоаппарата: у женщины фотографа кончились кадры, и я одолжила ей свою машину.

На катере мне кататься понравилось. Ветер в лицо, волны и «Штандарт» со всех сторон, активно штурмуемый маленькой утлой лодчонкой. Поэтому через десять минут я отчаянно захотела домой на корабль и меня вернули.

Еще мы долго и упорно прятались в кают-капании и уничтожали бутерброды с креветками, привезенные съемочной группы. А чуть позже активно убирали паруса в исторических прикидах. Все это время над нами надрывно кружил вертолет с оператором, но я уж не знаю, что за картинка там получилась. Веревки мы дергали слабо и неохотно. Да и при всем желании наши дамские фигурки (сейчас на борту большинство – девушки) даже сверху мало похожи на тела тех бугаев-актеров, что изображали грозных и неумолимых пиратов.

Особых воспоминаний процесс съемок как-то не оставил. На нижней палубе слышался грозный крик актеров, но по сравнению с нашим прошлым штурмом и рыком Тохи, это были возгласы учеников ясельной группы. Жааааалестно, но не эффектно.

Зато прямо перед прибытием я познакомилась с ихним реквизитором. Познакомилась, наводя круги мимо сложенного на палубе холодного и огнестрельного оружия.

Заметив мой хищный взгляд, старик рассказал, что дома у него около тысячи коллекционных экземпляров, а это лишь самое жалкое, что он сумел раздобыть. Мы разговорились, выяснилось, что он торгует антиквариатом, обожает Россию, собирает военную форму, коллекционирует историческое оружие и еще является реквизитором всех местных киностудий.

10-минутная беседа нас так увлекла, что он пригласил меня к себе. Но, увы, мы отплывали тут же. Тогда я получила адрес в обмен на обещание обязательно написать. Даже Владимиру отдельно отметили, как приятно было со мной познакомиться. И все таки жаль, что коллекцию оружия я так и не увидела.

© Катя Сехина

***

Парад парусов наблюдала уже два раза. И каждый раз сложно оторваться от этого зрелища. Это несколько часов, когда в море с определенным порядком следуют огромные парусные корабли и маленькие блестящие реями яхты. Когда синие волны, золотистые облака и белые, зеленые, коричневые полотнища парусов натягиваются от попутного ветра.

В этот раз только крашенные тапочки катеров, которых было много как дрозофил над протухшим виноградом, портили общую картину. Они носились вдоль борта и даже ради выстрела из пушки отгонять их с линии прицела приходилось чуть ли не мухобойкой.

Описать эту красоту очень сложно. Сложно объяснить, как величественно и торжественно смотрятся парусники на границах бирюзового моря и неба. Невозможно рассказать как это, когда в лицо бьет соленый ветер, когда, взлетая на волну, падаешь с ощущением сосущей легкости где-то под сердцем. И как пахнет нагретая палуба, когда лежишь на ней, глядя в небо и слушая стук волн о деревянные борта парохода.

Вот мы и лежали на юте. Женщины на корабле, котором доступно это священное знание. А Полина рассказывала сказку про Фантагиро, дочь короля, которая ради спасения страны переоделась в мужчину и стала маршалом.

Ожидая у моря погоды

Что делает с моряками скука? Вы не поверите. Если на вахте появляется свободное время, чего только не придумают смелые наши моряки. Самый логичный вариант, конечно, спать. Но мы не ищем легких путей.

Благодаря таким минутам затишья можно услышать как Игорь, матрос с хорошо поставленным рыком, и Антон Леонидович разговаривают театрально-актерскими репликами, как те же читают на распев молитвы пособие по военной хирургии, или как ребята из вахты фока сидят и быстро произносят следующие слова: «торопись-ка», «проносись-ка», «подпись, дата», «не люди будей» и «тож нелюди». Короче, вроде где здесь в море гореть конопляным полям? А ветер вот явно приносит следы подобных пожаришь.

© Катя Сехина

С применением холодного мокрого оружия

Военные действия начались неожиданно. Можно даже сказать – нежданно. То, что я в борьбе со шлангом и так была уже почти мокрой, не считается. А вот то, что Антон Леонидович этот самый шланг под видом приборки схватил и стал прицельно поливать всю вахту бизани – это уже вооруженное нападение.

Вместо того, что бы ответственно возить швабрами по высыхающим доскам, мы прятались за спас плоты, трапы и брата Михуила. А некоторые, как Полина, даже пытались выскочить на берег и раздеться, что бы успеть сохранить сухими хотя бы часть вещей.

Наверно поэтому, а не озорства ради, когда Антон Леонидович беззаботно оставил включенный шланг лежать на юте, я схватило вышеупомянутое орудие и дала залп по убегающей спине старпома. Буквально секундой раньше он как раз сообразил, чем ему грозит мой воинственный вид, и только благодаря этому получил малочисленные водные ранения пониже спины.
Через минуты две, когда вся вахта бизани расслабилась и трудолюбиво мылила корабль, Антон Леонидович снова явил себя палубе. В плавках. Т.е. ему теперь конкретно все было по барабану, и месть его была страшна.

Выжимая на себе промокшую тельняшку и шорты, я пряталась в кубаре с гамаками и мысленно выдумывала вендетту. Полина, уже без джинс и носков, так же жалобно наблюдала бесчинства врача и кока на местах нашей трудовой деятельности. Наверное, поэтому, когда я мрачно предложила ей сбегать за йодом, сделала она это с большим энтузиазмом.

Для отвлечения противника была выбрана Маша. Как менее пострадавший и вызывающий наибольшее доверие член экипажа. Маша задала боевому Антон Леонидовичу философский вопрос: зачем мы поднимаем с палубы веревки, если при таком поливе фонтаном они все равно мокрые.
В этот исторический момент я вылила на руку пол пузырька йода и размашисто хлопнула этой рукой по голой спине боцмана. Если бы он тут же не начал возить по ней руками, там бы остался прекрасный отпечаток моей детской ладошки.

Рев Антона Леонидовича слышали все, а мое скоростное передвижение в поисках места хования – даже наблюдали. Но поймать меня ему не удалось. Так же, дабы скрыть свой боевой позор, ему пришлось одеться. А мы, как честные и мирные труженицы самой безумной вахты смогли продолжить прерванную приборку палубы.

© Катя Сехина

Рында – корабельный колокол

У нас на корабле три рынды.

Первая находится на баке. В нее отбивают склянки. Каждые пол часа по удару. Четыре двойных удара – конец морского дежурства. Эту рынду обычно используют только на смене вахт.
Вторая висит на камбузе. Когда обед готов, кок лично трезвонит, как на пожар. И все искренне рвутся за стол.

Третья - праздничная рында. Висит возле капитанского места. В нее звонят, когда начинают праздновать и наливают спиртное. Так вот я к чему? У нас тут глинтвейн готов и только что звякнули. В тишине ожидания так дрожало эхо.

© Катя Сехина

Страницы: Пред. | 1 | 2 | 3 | След.